Говор села апухтино одоевского района тульской области



жүктеу 0.51 Mb.
бет1/3
Дата03.07.2016
өлшемі0.51 Mb.
түріАвтореферат
  1   2   3



На правах рукописи

Родина Маргарита Александровна
ГОВОР СЕЛА АПУХТИНО ОДОЕВСКОГО РАЙОНА

ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

(системно-языковой анализ)

Специальность 10.02.01 – русский язык


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории языка

НОУ ВПО «Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет»




Научный руководитель:

Официальные оппоненты:


Ведущая организация:

доктор филологических наук, доцент

Маршева Лариса Ивановна
Копосов Лев Феодосьевич

доктор филологических наук, профессор

(Московский государственный областной университет, декан факультета русской филологии, заведующий кафедрой истории русского языка и общего языкознания)
Савинов Дмитрий Михайлович

кандидат филологических наук

(Институт русского языка

имени В.В. Виноградова РАН, старший научный сотрудник Отдела фонетики)


ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет

имени Л.Н. Толстого



»

Защита состоится 12 декабря 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.01 по защите ученой степени доктора филологических наук при ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет имени М.А. Шолохова» по адресу: 109240, Москва, ул. Верхняя Радищевская, д. 16-18.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного гуманитарного университета имени М.А. Шолохова.

Автореферат разослан « » ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент С.Ф. Барышева



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Русские народные говоры являются важным функциональным, структурным, содержательным элементом национального языка.

Разносторонний анализ территориальных диалектов обнаруживает органическую связь живой народной речи с литературным языком, конкретизирует представление о единстве русского национального языка, несмотря на наличие в нем местных разновидностей, способствует глубокому пониманию процессов, которые определяют структуру и функционирование языковой системы в прошлом и настоящем, позволяет прогнозировать пути ее развития в будущем.

Какой бы ни была оценка современного статуса русских народных говоров, будь то полудиалект, социолект, совокупность идиолектов, это не противоречит сущности говора как живой функционирующей и постоянно изменяющейся на различных языковых уровнях системы.

Состояние современных говоров диктует необходимость всестороннего обследования диалектного материала. В этой ситуации реальной становится перспектива сопоставления одной диалектной системы с другими, а также с литературным языком, выявления того общего, что объединяет эти системы в один национальный язык.

В данной работе реализуется попытка представить целостное, многоаспектное описание одного из современных говоров как частной диалектной системы, функционирующей в условиях непосредственного литературного окружения.

В этом смысле исследование интерпретирует языковой материал определенного региона в диалектном пространстве южнорусского наречия, и шире – в едином пространстве русского диалектного языка.

Именно к такому представлению подталкивает сама природа тульской группы говоров – переходных диалектов, не имеющих единого комплекса только им присущих диалектных черт, соединяющих в себе на разных языковых ярусах особенности севернорусского и южнорусского наречий, имеющих при этом именно южнорусскую основу.

Южнорусское наречие на разных этапах в той или иной степени исследовалось многими учеными: Е.Ф. Будде, Н.Н. Дурново, И.Г. Голанов, Д.К. Зеленин, А.А. Шахматов, Р.И. Аванесов, С.С. Высотский, Н.П. Гринкова, С.И. Котков, К.Ф. Захарова, Т.Г. Строганова, В.И. Собинникова, Р.Ф. Касаткина, Л.М. Орлов, В.Г. Руделев, Л.И. Маршева, Н.А. Волкова, А.Д. Черенкова и др.

Вместе с тем южнорусское наречие во всем его многообразии еще требует детализированных изысканий в области частных вопросов отдельных говоров и их группировок.

Одним из таких диалектов, несомненно, следует считать говор села Апухтино Одоевского района Тульской области и родственную ему диалектную систему поселка Новоархангельский того же региона. Они и стали объектом настоящего исследования.

Надо сказать, что в отечественной диалектологии тульские диалекты наиболее исследованы в области фонетики (работы В.Н. Каменева, Н.Б. Париковой, Д.М. Савинова, В.Н. Сидорова, Ф.П. Филина), лексики (исследования И.Н. Чусовой). В дореволюционных трудах и исследованиях советского времени содержатся сведения и по морфологии тульских диалектов (см. Е.Ф. Будде, Е.А. Рыбочкина). Нельзя не упомянуть и о работах этнографического и исторического характера (исследования А.Г. Зеленецкого, Н.И. Троицкого, И.Е. Климова, В.С. Гришина), которые, безусловно, полезны для лингвиста.

Указанные труды послужили надежной методологический базой настоящей работы, поскольку в них сосредоточен достаточно успешный опыт описания тех или иных диалектных особенностей. Однако они не представляют единого, сводного исследования, посвященного как в целом тульским говорам, так и отдельным диалектным системам.

Восполнить этот пробел и призвана данная диссертационная работа, для которой важную роль играют сведения по истории освоения и заселения этого края.

В XI – XII вв. территорию нынешней Тульской земли заселяло славянское племя вятичей, в 1215 году с проповедью монаха Киево-Печерского монастыря по имени Кукша в эти глухие места пришло христианство.

С xiii столетия территория Тульского края входила в состав Черниговского княжества. Но история черниговских уделов в xivxv вв. почти неизвестна. Можно лишь заметить, что постоянный страх татарских набегов отодвигает мирное население дальше на север, делая степь достоянием полуразбойничьих шаек. Но даже и там местные князья не чувствуют себя в безопасности и перебираются в Одоев.

В конце xv – начале xvi вв. начался новый этап освоения Тульского края, в то же время старые княжеские центры: Белев, Одоев и Новосиль сохранили свое как экономическое, так и политическое положение, вызвав своим переходом в Москву целый ряд русско-литовско-польских войн в конце xv – начале xvi столетий.

Начавшиеся набеги крымских татар и борьба за ликвидацию независимости Рязанского княжества потребовали от Московского правительства усиления влияния в Заокской полосе, а оно могло быть достигнуто только с созданием там великокняжеского центра. Это и обусловило строительство крепости Тула (1520 год).

В связи с ликвидацией независимости Рязанского княжества (1521 год) произошло массовое выселение в Тульский уезд служилой рязанской мелкоты, здесь же обнаруживаются потомки смоленских бояр, бывшие новгородцы, казаки.

В xvi веке наиболее значительные поселения образовывались в местах воеводских стоянок (Пронск, Зарайск, Михайлов, Шацк, Ряжск, Дедилов, Крапивна). Большая часть населения, появлявшегося во всех этих местах, состояла на первых порах или из служилых людей или из лиц, которых правительство спешило привлечь к военной службе; вместе со службой, правительство требовало от поселенцев занятий земледелием, как на их собственной, так и на казенной пашне. При этих условиях возникает на южной окраине тип «однодворца», соединяющего черты служилого человека и пахотного крестьянина. Участки, отведенные однодворцам в надел, долго оставались без всякой другой рабочей силы, кроме самих хозяев. конечно, чем южнее, тем позже, начинало селиться на однодворческих землях крестьянское население.

В первой половине xvi столетия Одоев занимал среди городов южных окраин государства одно из важных мест, а потом, по мере продвижения населения на юг, начал превращаться в рядовой городок.

Уже отмеченное перемещение населения не могло не быть спровоцировано и изменением статуса самого Одоева, который в разное время приписывался к разным губерниям.

Так, в 1708 году в связи с петровскими преобразованиями Одоев вошел в состав Смоленской губернии, в 1719 году – Калужской провинции Московской губернии. Во время проведения губернской реформы Екатерины II в 1776 году Одоев с уездом первоначально был приписан к Калужской губернии, а в 1777 году вошел в состав Тульской. Уже в хХ веке вновь произошли изменения: Тульская губерния была в 1926 году ликвидирована, появился Тульский округ Московской области, в состав которого и был включен Одоевский район с центром в селе Одоево. В 1930 году Тульский округ исчез, а входившие в его состав районы продолжали состоять в Московской области. Спустя семь лет Одоевский район был включен в состав вновь образованной Тульской области (1937 год).

Все перечисленные геополитические и административно-территориальные перипетии не могли в той или иной мере не сказаться на языке жителей Тульского края. И они, конечно, объясняют существующие диалектные особенности, которые фиксируются на современном этапе.

Что касается села Апухтино, никаких сведений о его истории до XVIII века найти не удалось. Известно только, что тогда жители Апухтина принадлежали графу И.Г. Чернышеву, который в 1798 году передал их в казну. Церковные источники указывают на то, что в 1829 году в поселении было начато строительство взамен старой деревянной новой каменной церкви на средства прихожан. Это обстоятельство особенно важно, так как говорит об основательности и даже зажиточности апухтинцев. Действительно, как сообщают церковно-приходские документы, местные жители – казенные крестьяне, занимались, главным образом, земледелием, отчасти же извозным и лесным промыслом и выделкой деревянной посуды, колес, телег и т. д. Тогда как крестьяне соседнего села Красное, при низкой плодородности земли, в основном были каменщиками и лишь отчасти занимались земледелием.

Предположение о достатке апухтинцев косвенно подтверждают и данные клировых ведомостей 1915-1916 гг. Согласно им село Апухтино было самым большим в Одоевском уезде: в нем числилось 257 дворов, при населении 1625 человек (805 мужчин и 820 женщин), имелась церковно-приходская школа (основана в 1888 году).

Важно подчеркнуть: при наличии отдельных сведений о церковной, хозяйственной жизни и демографической ситуации в анализируемом населенном пункте отсутствуют какие бы то ни было указания на языковые и национальные особенности населения.

К настоящему времени установлено лишь то, что тульские говоры, относясь к межзональной группе «Б» южного наречия, исторически развивались в непосредственном контакте с орловскими, курскими, воронежскими, елецкими говорами. А значит, в языковом комплексе идиома представлены черты южной и юго-восточной зон, а также черты Курско-Орловской и Восточной групп говоров.

Итак, настоящее диссертационное исследование посвящено системному описанию говора села Апухтино Одоевского района Тульской области, а также поселка Новоархангельский, основанного выходцами из Апухтина на рубеже XIX – XX вв.



Актуальность исследования обусловлена необходимостью для языковедческой науки работ, которые посвящены многоаспектному анализу таких особых диалектных образований, как переходные говоры, и сосредотачивают внимание на формировании, функционировании данных диалектных систем и причинах сохранения их самобытности в условиях значительной экспансии литературного языка.

Предметом исследования выступает комплекс диалектных черт, которые фиксируются на разных языковых ярусах и обнаруживаются на современном этапе в говоре села Апухтино и поселка Новоархангельский Одоевского района Тульской области.

Целью данной работы стал системный анализ особенностей говора указанных населенных пунктов как частной диалектной системы, которая функционирует в инодиалектном и литературном окружении.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:



  1. Представить анализ фонетической системы апухтинского говора с учетом новейших научных разработок, что достигается активным использованием метода компьютерного анализа звука.

  2. Дать целостное представление о морфологической системе апухтинского говора.

  3. Отметить специфические связи между синтаксической системой апухтинского говора и синтаксисом литературного языка.

  4. С опорой на собранный материал скорректировать языковой статус диалектного слова и сформировать представление о единстве лексической и словообразовательной системы апухтинского говора.

  5. Рассмотреть особенности фразеологии апухтинского говора в наиболее показательной лексико-семантической группе «Человек».

  6. Представить краткие историко-этимологические очерки отдельных диалектных явлений.

  7. Изучить проблему функционирования говоров переходного типа как особых единиц диалектного членения русского языка.

  8. Установить место изучаемого говора в различных лингвистических классификациях: лингвогеографической, структурно-типологической.

  9. Проиллюстрировать и детализировать имеющиеся лингвистические описания Тульской группы межзональных говоров типа «Б» южного наречия.

  10. Уточнить отдельные принципы получения и интерпретации диалектных данных, актуальные в настоящее время.

Основная гипотеза диссертации формулируется следующим образом: говор села Апухтино Одоевского района Тульской области функционирует как самостоятельная частная диалектная система, сочетающая в себе черты южнорусского и севернорусского наречий, и тем самым подтверждает особый статус переходных говоров.

Научные методы в настоящем исследовании обусловлены спецификой анализируемого материала и кругом поставленных в работе задач.

При исследовании имеющегося диалектного материала, собранного автором в ходе экспедиций 2002-2011 гг., во время которых были сделаны записи спонтанной речи местных диалектоносителей, первостепенным является значение описательного метода, с помощью которого осуществляется последовательный анализ материала, его группировка. Также основополагающим для данного диссертационного исследования можно назвать сравнительно-сопоставительный метод, так как именно он дает возможность соотнести изучаемую диалектную систему с другими диалектными системами, а также с литературным языком. В зависимости от частного предмета исследования – фонетических, морфологических, синтаксических, лексических, морфемно-словообразовательных черт, в работе используются другие более специфичные методы: слухоаналитическое изучение, методы инструментального, а также дистрибутивного анализа (фонетика), метод структурно-словообразовательного анализа (словообразование), диахронно-синхронный метод (словообразование, лексика), метод этимологического анализа (словообразование, лексика, фразеология). В качестве вспомогательного используется статистический метод, дающий возможность количественной интерпретации исследуемого материала.



Положения, выносимые на защиту:

1. Многоаспектный анализ вокалической системы говора села Апухтино Одоевского района позволяет выявить присущий для него семифонемный вокализм или его рефлексы. Это, учитывая аналогичные данные для других регионов Тульской области, позволяет говорить о необходимости изменения традиционного взгляда на тульские говоры как системы в значительной степени лишенные исконных диалектных черт.

2. Основной чертой, традиционно характеризующей говоры Тульской группы на фонетическом уровне, до сих пор признавалось недиссимилятивное аканье. Однако проведенный анализ заставляет говорить о существовании иного принципа формирования вокализма – более архаичного, а потому не приписываемого тульским говорам на современном этапе. Им является диссимилятивное аканье.

3. История развития апухтинского вокализма при этом закономерно укладывается в схему его диахронной изменчивости, различные этапы которой одновременно представлены у диалектоносителей разных возрастных групп и различного происхождения. Условно ее можно представить следующим образом: архаическое аканье жиздринское аканье недиссимилятивное аканье; диссимилятивно-умеренное яканье умеренное яканье иканье.

4. Полученный диалектный материал, который связан с характером отдельных звеньев консонантной системы апухтинского говора, позволяет скорректировать данные о составе согласных фонем в Тульской группе говоров в целом. Это касается, например, мягких шипящих, которые в некоторых случаях заменяются твердыми бифонемными сочетаниями.

5. Современное состояние апухтинского диалекта наглядно подтверждает присущую тульским диалектам генетическую связь с говорами Курско-Орловской и Рязанской групп, что проявляется на уровне морфологии и синтаксиса.

6. Словообразовательные единицы в русском литературном языке и диалектах претерпевают в истории языка значительные изменения. Форманты, которые бытуют в говоре Апухтина, получают новые значения, и наиболее показательны здесь префиксы. В то же время в ряде случаев словообразовательные аффиксы охраняют некоторые архаичные черты, придавая диалектным лексическим единицам значения, которые они имели в древнерусском языке.

7. Наблюдение за диалектной лексикой позволяет говорить о значительной доле в ней элементов тождественных или сходных с севернорусскими по происхождению единицами.

8. Обнаруженные диалектные особенности, которые на современном этапе присущи одному из переходных говоров, относящихся к типу «Б» южнорусского наречия, должны объясняться особенностями формирования и заселения данного региона.

9. Тульские диалекты, и апухтинский говор доказывает это в достаточной мере, неоднородны: они складывались из однодворческих говоров и говоров помещичьих крестьян. Именно этим, а не только внутриязыковыми причинами объясняется возможное расхождение диалектных данных, которое особенно отчетливо обнаруживается в фонетической системе, отраженной у диалектоносителей разного происхождения, – прежде всего в сосуществовании разных типов вокализма, основанных на диссимилятивном и недиссимилятивном принципе.



Научная новизна данной работы заключается в том, что в ней впервые проведен многоаспектный, системный анализ живого диалекта, который функционирует в неизолированных лингвистических условиях непосредственного контактирования с литературным языком и ранее никогда не подвергался научному исследованию.

Теоретическая значимость исследования, выполненного на основе полевого диалектного материала, который обладает значительной лингвокультурной ценностью, проявляется по-разному.

Прежде всего принципиально важно, что данная диссертационная работа представляет собой монографическое исследование, проведенное с учетом новейших научных данных, в том числе экспериментально-технологических.

Кроме того, производится корректировка таких ключевых для русской диалектологии и социолингвистики понятий, как переходность говора, диалект, полудиалект, социолект, идиолект. Уточняются также типология предударного вокализма, критерии сближения единиц среднего рода с женским и мужским, категориальная классификация местоимений.

Также применительно к конкретному говору решаются дискуссионные для науки вопросы соотношения узуса и нормы, просторечия и диалектизма.

Большое значение не только для описания внутренних процессов частной диалектной системы, но и для установления общих закономерностей развития русского языка имеют полученные в ходе исследования результаты в области фонетики, морфологии, синтаксиса, словообразования, лексики и фразеологии.

Весьма значимым является и то, что в диссертации затрагиваются вопросы, связанные со смежными науками: этнографией, фольклористикой, историей.



Практическая значимость исследования связана с тем, что собранный фактический материал и его интерпретация является значительным резервом для диалектной лексикографии – в том числе и фразеографии.

Методика и выводы работы могут найти применение при разработке вузовских курсов по описательной и исторической диалектологии, фонетике, морфологии, словообразованию, лексикологии, при проведении спецсеминаров и спецкурсов по диалектологическим и литературоведческим проблемам, в школьной практике преподавания русского языка и в организации краеведческой работы.



Апробация работы. Основные теоретические положения и материалы диссертации обсуждались на заседаниях и научно-методических семинарах кафедры теории и истории языка ПСТГУ, включались в научные доклады на ежегодной международной богословской конференции (Москва, зима 2009, 2010, 2011, 2012 гг.). Предварительные результаты работы были изложены на IV Международном конгрессе исследователей русского языка (Москва, 20-23 марта 2010 г.), конференции, посвященной 70-летнему юбилею профессора Л.Ф. Копосова (Москва, 21 апреля 2010 года), международной научной конференции, посвященной 85-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора В.М. Маркова (Казань, 18-21 апреля 2012 г.).

Логика решения исследовательских задач отражена в структуре диссертации.

Неисчерпаемое богатство материала, его неоднородность обусловили некоторую пестроту анализа.

Наиболее системно дано описание фонетической и морфологической

систем апухтинского говора – как наиболее презентативных ярусов диалектного языка. Анализ словообразовательных особенностей в большей степени тяготеет к очерковости. Однако, согласуясь с изложением соответствующего материала, который представлен в академической грамматике русского литературного языка, он все же укладывается в определенную систему. Очерки как наиболее адекватная и удобная форма для исследования, в котором используется массовый диалектный материал, применяются и при описании лексических черт говора села Апухтино.

Основной текст диссертационного исследования состоит из введения, пяти глав с дробным рубрикатором, заключения, списка использованной литературы.

Исследование дополнено тремя приложениями. Первое представляет собой словарь апухтинского говора. В нем собраны словные (777) и сверхсловные (105) диалектные единицы, зафиксированные в селе Апухтино и поселке Новоархангельский Одоевского района Тульской области. Во втором приложении дан список информантов, на основе речи которых составлялась исследовательская картотека и которые во многом явились вдохновителями настоящего исследования. Три карты – административно-территориального членения Одоевского района (карта 1), презентующая куст исследованных деревень (карта 2), а также лингвогеографическая проекция села Апухтино и его говора (карта 3), входят в состав третьего приложения.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении дано обоснование выбора темы, определены предмет, актуальность и научная новизна работы, сформулированы цель и основные задачи, охарактеризованы методы работы, ее теоретическая и практическая значимость, сообщаются сведения об апробации результатов, излагаются основные положения, выносимые на защиту, описывается структура диссертации. Кроме того, по необходимости кратко изложена история вопроса и дан диахронический очерк заселения региона.

Глава I «Фонетика» посвящена анализу фонетических особенностей апухтинского говора.

В разделе 1.1. «Вокализм» рассматриваются принципы организации ударного, предударного и заударного вокализма.

Так, относительно основной системы вокализма говора села Апухтино и поселка Новоархангельский можно сделать следующие выводы:


  1. В системе ударного вокализма апухтинского говора в абсолютно сильной позиции представлено семь фонем: <а>, <е>, <ѣ>, <о>, <ô>, <у>, <и>.

Такая система характерна в целом для речи информантов I, II групп (жители сел Апухтино и Красное, уроженцы сел Апухтино и Красное, ныне живущие в поселке Новоархангельский). В то же время вокалическую систему, представленную в речи информантов группы III (уроженцы деревень Окороково и Юшково, ныне – жители поселка Новоархангельский), характеризует упразднение особой ступени подъема, которую, по-видимому, и в этом по происхождению говоре когда-то занимали фонемы <ѣ> и <ô>.

В вокалической системе, зафиксированной от информантов I, II групп, не только фонемы <ѣ> и <ô>, но и <е> и <о> по своим параметрам отличаются от соответствующих гласных литературного языка: <е> и <о> (точнее, их реализации) функционируют как гласные средне-нижнего подъема, тогда как <ѣ> и <ô> – как гласные среднего подъема.

Помимо особенностей характеристики звуков, воплощающих фонемы, специфика вокалической системы апухтинского говора проявляется также в функциональной нагрузке фонем, которая, как правило, расширяется за счет ряда фонетических особенностей, носящих чаще всего морфологизованный или лексикализованный характер.

В позициях нейтрализации, то есть сигнификативно слабых, вокализм представлен меньшим набором гласных.



  1. В первом предударном слоге после твердых согласных в апухтинском говоре речь диалектоносителей различного происхождения демонстрирует принципиальные отличия в организации предударного вокализма.

Для информантов группы III (условно, деревни Окороково и Юшково) непринципиальным оказывается качество ударного гласного – эта модель предударного вокализма представляет систему сильного недиссимилятивного аканья.

Диалектоносители из сел Апухтино и Красное (информанты группы I и II, соответственно) демонстрируют приверженность к диссимилятивному принципу организации предударного вокализма. При этом примеры, встреченные в речи информантов I группы, в большинстве случаев свидетельствуют о жиздринской разновидности диссимилятивного аканья: [ъ] произносится только перед ударным [á] ([съ]ба́ка), а перед остальными ударными гласными фиксируется [a]: [ла]пшу́, [ва]ди́чки, [да]вле́нья, на_стo[ра]не́, [ка]рто́шка, за_[да]ро́γой.

Иная модель диссимилятивного аканья наблюдается у информантов группы II. В их речи было зафиксировано расподобление первого предударного не только ударному [а], но и [о] из *о и *ъ и [е] из *е и *ь, что характеризует архаический тип диссимилятивного аканья: во[ръ]ва́ли, [Па]ўлу́ха, [пла]тúну, у[въ]бще́, [на]вéрнo, [бъ]льшо́й, [на]рóду.


  1. В реализации первого предударного слога после мягких согласных в апухтинском говоре также не наблюдается единообразия.

Представлены системы, определяющиеся одновременно качеством гласного под ударением и консонантным окружением – архаическая разновидность диссимилятивно-умеренного яканья в речи информантов I группы (у[с’и]γда́, по́[стр’и]ча́лись, за[м’иш]у́, [з’имл’]ю́, [м’ик’]и́ну, [н’им’]е́цкай, [т’ил’]е́жках, [р’иб’]ё́ныка, [цв’и]то́чкими, [в’a]сно́й), исключительно качеством последующего согласного – умеренное яканье информантов группы II ([в’ас]на́, [р’иб’]я́т, [д’aр]у́тся, [ф’ид’]ю́нины, л’ид’]и́, под [д’ир’]е́вьями, при[л’ит’]е́л’и, [в’ид’]ё́рку, [м’ад]о́к, [jаγ́р), непринципиальностью обоих признаков для информантов группы III – иканье ([п’и]ска́рь, пe[р’и]ня́ть, в [хл’и]ву́, пер[м’и]ню́, и[м’и]ни́ны, дe[р’ив’]е́нский, [л’и]те́ть, [с’и]мё́н, по[м’и]дóры, [п’ит]ро́в).

Системному рассмотрению подвергается и консонантная система. В разделе 1.2. «Консонантизм» отмечается, что особенности консонантной системы апухтинского говора не связаны с составом фонем, они состоят в наборе дифференциальных признаков некоторых фонем; в их фонетической реализации; в функциональной нагрузке отдельных фонем.



  1. Система согласных фонем исследуемого говора представлена 36 фонемами. Из них 20 фонем образуют 10 пар по твердости – мягкости и 10 пар по глухости – звонкости, 10 фонем – 5 пар только по твердости – мягкости, две фонемы образуют пару только по глухости – звонкости и три фонемы являются непарными.

  2. Принципиальными чертами апухтинского консонантизма следует считать заднеязычные парные по глухости-звонкости [х] – [γ], [х’] – [γ’]; реализацию твердой звонкой губной фрикативной согласной фонемы в сильной позиции звуками [в], [w], [ў]; передачу <ф> посредством звуковых замен; отсутствие в говоре долгих мягких шипящих фонем, они обычно как внутри одной морфемы, так и на стыке морфем всегда тверды, при этом долгие шипящие [ш:] и [ж:] являются не самостоятельными фонемами, а репрезентантами сочетаний кратких шипящих фонем: две фонемы <ш> и две фонемы <ж>; прогрессивное ассимилятивное смягчение к после парных по твердости – мягкости согласных, j и ч.

  3. Отмечаются также системные языковые явления типа появления протетических гласных в соседстве с некоторыми согласными, замены звуком [с’] конечного сочетания [с’т’], случаи лексикализованного изменения [ц] в [т] в словах с корнем цвет, реализации [ч] на месте [ц] в словах [ч’а]по́чка ‘цепочка’ и [ч’и]пелю́шка ‘сковородник’, произношение на месте <т’> мягкого шипящего [ч’] в слове тяжелый и однокоренных ему: [ч’и]жало́, [ч’и]жельна́ ‘тяжесть’. Такие языковые явления следует связывать прежде всего с отражением архаичных фонетических процессов.


: sites -> default -> files
files -> М. П. Ешимов ф.ғ. к., доцент, Р. С. Нұртілеуова аға оқытушы
files -> А. Б. Салқынбай ҚазҰУ профессоры, филология ғылымдарының докторы Алматы, Қазақстан Сәкен өлеңіндегі сырбаз
files -> Қазақ тіліндегі «АҚ», «Қара» СӨздеріне байланысты мақал-мәтелдер құрбанов А. Г., Қайырбекова Ұ. Ж., Үкібасова Ғ. А
files -> Коммуникативтік қажеттілік – тіл үйренудің басты факторы Т. Н. Ермекова, Ф.ғ. д., профессор
files -> ӘӨЖ 811. 512. 122 Субстантивтену процесінің НӨлдік тұЛҒада келіп басыңҚы сыңарда жұмсалуы
files -> Батыс Қазақстан облысы Бөрлі ауданы Ақсай қаласы №4 жббом қазақ тілі мен әдебиеті пәні мұғалімі
files -> Қазақстан халқы Ассамблеясы” кафедрасының аға оқытушы ф.ғ. к
files -> Өмірбаяндық деректеме
files -> Шерлілер сөзін сағынған Шернияз ақын
files -> Жамбыл атындағы Мемлекеттік жасөспірімдер кітапханасы Қазақстан ақын – жазушылары ХХ ғасырда


  1   2   3


©tilimen.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет